Наталья Лосева

Заместитель главного редактора МИА «Россия сегодня»

Наталья Лосева, заместитель главного редактора МИА «Россия сегодня»

Медиагруппа «Россия сегодня» представлена следующими русскоязычными ресурсами: информационное агентство «РИА Новости», агентство экономической информации «ПРАЙМ», агентство спортивной информации «Р-Спорт», информационное агентство «РИА Недвижимость», рейтинговое агентство «РИА Рейтинг», портал переводных материалов зарубежных СМИ «ИноСМИ». За пределами России медиагруппа представлена международным новостным агентством и радио Sputnik.

Новые реалии: виртуальная реальность покоряет журналистику

В журналистике, чтобы понимать, в каком направлении двигаться дальше, важно уметь прогнозировать на пять, десять, пятнадцать лет вперед. Необходимо ориентироваться на вероятные источники потребления людьми информации с учетом новых технологий, меняющихся пользовательских привычек, а также изменений в технологической и окружающей среде. Именно поэтому мы со своей командой в прошлом году запустили проекты с использованием технологий дополненной и виртуальной реальности.

Современные мобильные устройства становятся многофункциональными, развиваясь настолько стремительно, что уже сейчас крайне нерационально использовать их функционал только как «читалки».

Независимо от того, изменится ли кардинально концепция мобильных устройств (есть теория, что на смену им придут очки дополненной реальности нового поколения или кольца-проекторы), мы сейчас четко осознаем, что в ближайшее десятилетие технологии дадут журналистам гораздо больше возможностей для рассказа истории, чем просто видео или текст. Высокотехнологичную журналистику часто называют иммерсивной журналистикой (журналистика с эффектом погружения). Скорость и объем потребления информации играют с человеком злую шутку: он читает заголовки, смотрит видео, выходит из кинотеатра и уже через полчаса ничего не помнит. Подобный «информационный фастфуд» порождает закон компенсации: появляется потребность остановиться и глубже погрузиться в заинтересовавшую информацию, и здесь формат дополненной и виртуальной реальности подходит идеально.

«Конкуренция в медиа в ближайшие годы будет не за количество аудитории, а за время вовлечения, за то внимание, которое пользователь потратил на нас, придется искать новые форматы для его удержания».

В нашем первом проекте виртуальной реальности – «Механика аутизма» – мы вместе с учеными постарались реконструировать то, что происходит в сознании, в голове у человека с аутизмом в моменты стрессовой перегрузки. При довольно простой графике история была настолько нетипична, что фокус-группы продемонстрировали сильнейшие переживания, которые люди вряд ли испытали бы при обычном чтении текста или просмотре видео. Дополненная реальность дает шанс отождествиться с героем и смотреть на ситуацию его глазами, как бы из его сознания.

Следующей историей в формате виртуальной реальности стала «Слепые в большом городе», где мы исследовали мир незрячего человека. Это была настоящая журналистская история: трое реальных людей, проживающих в Москве и потерявших зрение в сознательном возрасте. Они выступили проводниками и «перевели» то, что они «видят», как они чувствуют и как воспринимают предметы, на язык зрячих людей. Данный проект – это репортаж в формате виртуальной реальности и точная реконструкция жизни и мироощущения слепого человека. Например, клубящийся разноцветный дым – это не фантазия нашего дизайнера, это то, что «видят» большинство зрячих людей.

Слово «видят» здесь неслучайно, они действительно его употребляют. Мы постарались передать столкновение незрячего с незнакомым предметом. Вот он, например, трогает машину, а ему кажется, что это огромная стена, или спускается по лестнице, и ему кажется, что рядом пропасть. Мы получили важный для нас отклик от аудитории, которая описывала очень глубокое погружение: люди буквально «залипали» на историях, надевая VR-очки, и подолгу не хотели «оттуда» выходить.

Сейчас мы готовим и выпускаем параллельно еще несколько историй в формате виртуальной реальности – на стыке журналистики, истории и музейного дела. Например, историю про одиннадцатилетнего мальчика, проживающего на Ленинском проспекте в квартире с окнами на нынешнюю площадь Гагарина. Действие происходит 14 апреля 1961 года, когда Москва встречала героя – Юрия Гагарина (на момент выхода публикации проект «Валерка встречает Гагарина» уже опубликован – прим.ред.). Помимо VR, мы интерполировали архивные съемки и одновременно создали виртуальный музей квартиры того времени.

«Работая с форматом виртуальной реальности, мы сделали для себя несколько важных выводов. Во-первых, для эффекта полного погружения звук имеет не меньшее, а иногда даже большее значение, чем визуальная составляющая! А во-вторых, в формате виртуальной реальности у людей особенно обостряется внимание к деталям».

Работая с форматом виртуальной реальности, мы сделали для себя несколько важных выводов. Во-первых, (и это было самое удивительное!) для эффекта полного погружения звук имеет не меньшее, а иногда даже большее значение, чем визуальная составляющая! А во-вторых, в формате виртуальной реальности у людей особенно обостряется внимание к деталям. Например, показав на своей странице на Facebook набросок, буквально черновик сцены с мальчиком 14 апреля 1961 года, я моментально получила множество вопросов, например: «А почему у вас мясорубка стоит просто на клеенке? На самом деле всегда клали дощечку под нее, чтобы не повредить клеенку» и т. п. В виртуальной реальности все воспринимается гипертрофированно и даже малейшие детали крайне важны. Тем не менее это все еще нишевая история, так как для просмотра нужны определенные действия: скачать приложение, надеть очки и прочее.

В отличие от репортажной, в новостной журналистике применение технологий виртуальной реальности практически невозможно как с точки зрения полной передачи документальности «по горячим следам», так и ввиду морально-этических вопросов, потому что виртуальная реальность почти всегда подразумевает взаимодействие.

Проекты с виртуальной реальностью требуют постоянной работы над ошибками, освоения новых ролей (режиссер, сценарист), преодоления всевозможных технических проблем (например, VR sickness – укачивание «зрителя» в момент резких скачков и подъемов изображения); ты совершаешь космические открытия и понимаешь, что работаешь в новой для себя синтетической области. Мы производим наши продукты инхаус рекордно маленькой группой. Мы не отдаем данный проект на аутсорс принципиально: нужно сначала самостоятельно разобраться, погрузиться в технологию. У нас нет проблем с финансированием, здесь, скорее, вопрос формирования внутренней компетенции и смысловой экспертизы, потому что виртуальная реальность и дополненная реальность предъявляют очень высокие требования к достоверности. Понимая, что такого уровня узкой компетенции нет даже у нас, мы активно сотрудничаем с учеными, музейными работникам и общественными организациями.

Мы еще не умеем наблюдать за человеком с точки зрения физиологии, антропологии и нейрофизиологии, но понимаем, что должны и этому научиться. Конкуренция в медиа в ближайшие годы будет не за количество аудитории, а за время вовлечения, за то внимание, которое пользователь потратил на нас, придется искать новые форматы для его удержания.

Контакты

Олег Малышев

Олег Малышев

Партнер, руководитель практики по оказанию консультационных услуг компаниям в области медиа и развлечений, PwC в России

Тел: +7 (495) 967 6138

Александр Кардаш

Александр Кардаш

Директор, практика по оказанию консультационных услуг компаниям в области медиа и развлечений, PwC в России

Тел: +7 (495) 967 6000

Мы в социальных сетях