Проблема «налоговых корзин» для холдинговых компаний

Мы хотели бы привлечь ваше внимание к появлению иного толкования не каких-либо новых норм налогового законодательства, а абсолютно устоявшегося регулирования налогообложения дивидендных доходов. Пересмотр налоговыми органами давно сложившегося подхода, поддержанный судами, вызывает существенные опасения и неподдающиеся прогнозированию риски для всех инвесторов, в особенности холдинговых компаний, получающих как доход от основной деятельности, облагаемый налогом на прибыль по общей ставке, так и дивиденды, облагаемые по пониженной налоговой ставке (0% или 13%). Как известно, в силу специальных норм налогового законодательства налог с дивидендов исчисляет и уплачивает в бюджет выплачивающая дивиденды сторона, при этом не уменьшая налоговую базу ни на какие расходы. Предложенный налоговыми органами новый подход в налогообложении дивидендов заключается в необходимости выявления расходов, непосредственно связанных с получением дивидендов, и учете таких расходов не в общей налоговой базе, а в базе по доходам в виде дивидендов, облагаемой по ставке 0% или 13%. Такое понимание «налоговых корзин» лишает инвестора возможности учесть часть расходов для целей налогообложения. Кроме того, ввиду отсутствия правового регулирования распределения расходов по рассматриваемым налоговым базам такой подход характеризуется также отсутствием механизмов для оценки возможных налоговых рисков для инвесторов.

В частности, в ноябре прошлого года одна из холдинговых компаний, входящих в крупную российскую группу, проиграла суд в кассационной инстанции (Постановление АС Уральского округа № Ф09-7057/18 от 09.11.2018 г. по делу № А47-9881/2017). Налоговые органы оспорили вычет части ее расходов из общей базы, облагаемой по ставке 20%, посчитав, что они относятся к деятельности по получению дивидендов, облагаемой по ставке 0%.

До сих пор налоговые органы не предъявляли массовых претензий к российским холдингам. Сейчас риск доначислений перешел из теоретической плоскости в практическую.

Полагаем, выводы суда являются достаточно спорными. Толкование норм законодательства о налогах и сборах без учета специальных норм, регулирующих налогообложение рассматриваемого вида доходов, крайне неоднозначно.

Суды, поддержав налоговый орган, распространили общее правило ст. 247 НК РФ о порядке определения налоговой базы как разницы между доходами и расходами на отдельный вид доходов в виде дивидендов (пассивный доход), для которых установлено специальное регулирование (ст. 275 НК РФ, п. 3 ст. 284 НК РФ).

При этом вовсе не было учтено, что налог с дивидендов рассчитывается и уплачивается налоговым агентом (плательщиком дивидендов), который не может и не должен знать о каких-либо расходах, которые понес его участник (акционер) в связи с получением соответствующего дохода. Законодательством вообще не предусмотрена обязанность, механизм учета налоговым агентом каких-либо расходов налогоплательщика (например, общехозяйственных). Возможность расчета базы по дивидендам как разницы между доходами и расходами не предусмотрена и для налогоплательщика формой декларации, где есть место лишь для показателя «Доходы» под названием «Сумма дивидендов, используемая для исчисления налогов». Отдельные вопросы вызывает и порядок расчета налоговой базы при таком подходе.

Оспариваемые судебные акты не соответствуют также позиции Минфина РФ и сложившейся судебной практике.

Установленный законодательством специальный порядок налогообложения доходов в виде дивидендов (без учета каких-либо расходов) соответствует особой их экономической природе – является пассивным доходом, не предполагает обязательное и постоянное осуществление каких-либо расходов, а является прямым следствием участия в капитале иной компании. Данной позиции придерживается и Минфин РФ (Письмо от 31.05.2016 № 03-03-06/1/31315).

Аналогичный спор уже рассматривался Арбитражным судом Северо-Западного округа от 21.11.2017 по делу № А13-9423/2016 и ФАС Московского округа от 29.01.2009 г. по делу № КА-А40/12265-08. По данным делам были вынесены абсолютно противоположные решения. Суды указали на то, что налогоплательщик не определяет самостоятельно сумму налога, подлежащую уплате с дохода в виде дивидендов, облагаемых по ставке, отличной от общей. Соответственно, он не должен вести раздельный учет расходов, связанных с обычными видами деятельности и связанных с получением доходов от участия в других организациях.

Наличие различной судебной практики приводит к возникновению правовой неопределенности, дестабилизирует ситуацию в инвестиционной сфере, и как следствие в экономике России.

Очевидно, что в отсутствии единообразной судебной практики у всех инвесторов возникнут риски в виде отказа в признании для целей налогообложения любых расходов.

Контакты

Раиса Алексахина

Партнер, руководитель практики по урегулированию споров с государственными органами, PwC Россия

Тел: +7 (495) 967 6037

Мы в социальных сетях